+38 (067) 185-30-76

Норгей, Тенцинг

Книги автора

Тигр снегов. После Эвереста 250.00 грн.
 
Тенцинг Норгей (примерно 15 мая 1914 — 9 мая 1986) — непальский шерпа, альпинист. Один из двоих людей (вместе с Эдмундом Хиллари), первыми побывавших на вершине Эвереста (Джомолунгмы).
 
Родился в горной шерпской местности Кхумбу в Непале, впоследствии, будучи взрослым, перебрался в Дарджилинг, в Индию. Существует вероятность того, что на самом деле он родился в Тибете. После рождения получил имя Намгьял Вангди. Затем, по совету ламы, был переименован родителями в Тенцинг Норгей, что означает «счастливый богатый приверженец религии». В разное время именовался Кхумжунь, Ботиа. Родовое имя — Ганг Ла («снежный перевал»). Не придавал особого значения своему точному возрасту, собственным именам и их транскрипции (шерпы в то время не использовали письменности и точного календаря в быту). Дату рождения он определял приблизительно по воспомининиям матери о погоде и сборе урожая. После обрушившихся на него славы и денег был вынужден выработать стандартную форму написания имени латиницей Tenzing Norgay. При этом, вопреки встречающемуся заблуждению, Tenzing Norgay есть просто имя, состоящее из двух слов. Фамилий и отчеств у шерпов нет, а имена родов сохраняются только в памяти семей. Сам себя он называл просто Тенцинг. Среди участвующих в экспедициях шерпов, из-за распространённости сходных имён, разных Тенцингов было довольно много.
 
До своего исторического восхождения на Эверест Тенцинг уже имел исключительно богатый опыт участия в гималайских экспедициях. В 1936 и 1938 гг. он, будучи ещё совсем молодым носильщиком, участвовал в английских экспедициях на Эверест с тибетской (северной) стороны, в последней из них он достиг высоты 8290 м. В 1947 г. он сопровождал канадского альпиниста Э. Денмана, попытавшегося без разрешения властей проникнуть в Тибет и совершить восхождение на Эверест. В 1950 г. Тенцинг принимал участие в трагически завершившейся попытке восхождения нескольких английских альпинистов на Нанга Парбат (8125 м) в Кашмире. В 1951 г. в составе французской экспедиции взошёл на восточную вершину Нанда Деви (7434 м) в индийских Гималаях, впоследствии он считал эту экспедицию самой тяжелой и опасной из всех, в которых участвовал. В 1952 г. он в качестве сирдара (старшины нанятых шерпов-носильщиков) принимал участие в двух швейцарских экспедициях с юга на Эверест; во время первой из них он вместе с Раймоном Ламбером достиг на Юго-восточном гребне высоты около 8500 м, где они были вынуждены повернуть назад из-за утомления и непреодолимой непогоды.[1][2] В исторической британской экспедиции 1953 г. он также совмещал должности сирдара и полноправного члена штурмовой группы экспедиции, что, отчасти, потребовалось из-за его опыта 1952 года, так как британская экспедиция использовала аналогичный маршрут.[2] Подобное совмещение обязанностей сам Тенцинг считал крайне хлопотным и утомительным, но в случае с английской экспедицией у него не было выбора. Больше всего ему нравилось работать со швейцарцами, поддерживающими в экспедиции особый дух товарищества. Напротив, британцы, на его взгляд, держались хотя и корректно, но сухо, формально и слегка по-барски, что усложняло отношения с нанятыми шерпами-носильщиками, по отношению к которым он выступал посредником. В частности, при подготовке экспедиции был конфликт, когда группу носильщиков поселили вместе в гараже консульства, а они в отместку за такое обхождение мочились в парке.[1] Поэтому при прочих равных условиях он предпочел бы швейцарцев, хотя и с англичанами он тоже умел строить более чем хорошие и продуктивные отношения. В экспедицию 1953 года он пошёл из денежных соображений, а также потому, что считал её практически обречённой на успех.
 
Как проводник и альпинист, он имел весьма высокую репутацию из-за исключительного опыта, выдающейся выносливости и свойств характера, позволяющих сводить к минимуму конфликты. Техникой скалолазания Тенцинг владел не в полной мере и специально этому не учился, зато хорошо умел договариваться с носильщиками и местными жителями, огранизовывать доставку грузов, лагеря, тропы и страховку, что вполне соответствовало его роли в экспедициях.
 
Страстно любил горы, предпочитал зарабатывать в восхождениях, однако экспедиции организовывались нечасто, а желающих наняться в носильщики было много. В промежутках между экспедициями перебивался самыми разными заработками: подённой работой на плантациях, мелкой торговлей, случайными подрядами в качестве проводника или экскурсовода. В числе прочего, был однажды нанят, в качестве «прислуги за всё», видным знатоком культуры Непала и Тибета итальянским профессором Джузеппе Туччи при его исследовательском путешествии в Тибет. В Лхасе присутствовал на аудиенции, дружески данной юным Далай-ламой XIV близко знакомому профессору, встречался с Генрихом Харрером и Петером Ауфшнайтером. Впоследствии считал это путешествие с разговорчивым и крайне энергичным профессором весьма поучительным и даже паломническим. С помощью знакомых англичан в трудные времена, наступившие с началом войны, устраивался работать поваром на британской военной базе. Постоянно нуждался, стабильный доход он приобрел только после экспедиции 1953 года.
 
Он взошёл на Эверест 29 мая 1953 вместе с Эдмундом Хиллари в рамках британской экспедиции под предводительством Джона Ханта. Восхождение было приурочено ко дню коронации Елизаветы II.
 
Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей 
 
Тенцинг Норгей о вершине Эвереста:
Первым делом мы сделали то, что делают все альпинисты, взойдя на вершину горы: пожали друг другу руки. Но разве можно было ограничиться этим на Эвересте! Я принялся размахивать руками, потом обхватил Хиллари, и мы стали колотить друг друга по спине… Сияло солнце, а небо — во всю жизнь я не видел неба синее!… Я глядел вниз и узнавал места, памятные по прошлым экспедициям… долгий путь, пройденный нами… долины и взгорья моей родной страны… Со всех сторон вокруг нас высились великие Гималаи… величайшие вершины мира, даже сама Канченджанга, казались маленькими холмиками. Никогда ещё я не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное и ужасное. Однако я не испытывал ужаса. Слишком сильно люблю я горы, люблю Эверест. В великий момент, которого я ждал всю жизнь, моя гора казалась мне не безжизненной каменной массой, покрытой льдом, а чем-то теплым, живым, дружественным. Она была словно наседка, а остальные вершины — цыплята, укрывшиеся под её крыльями. Мне казалось, что я сам могу раскинуть крылья и прикрыть ими мои любимые горы.
 
За восхождение на Эверест Тенцинг Норгей был награждён Непальской Звездой — высшей наградой Непала и наградой Великобритании — медалью Георга VI.
 
После восхождения на Эверест Тенцинг Норгей прекратил участие в гималайских экспедициях, его жизнь совершенно изменилась. Став культовой фигурой в Индии и всей Азии, он оказался вовлечен в сомнительные политические игры, что заметно подпортило его репутацию в глазах былых коллег. Политические спекуляции вокруг него осложнялись тем, что он был рождён в Непале, жил в Индии, достиг успеха у англичан, приурочивших экспедицию к коронации, которыми был просто нанят (причем и как старшина носильщиков, и для штурмовой связки), а экипировку использовал самую разнообразную, в том числе, английскую и швейцарскую, подобранную им вперемешку из соображений удобства. Ему сильно досаждали вопросами «кто был самым первым?» и «почему это был Хиллари, а не ты?», хотя вопрос такого рода абсурден, когда речь идёт о восхождении связки.
 С другой стороны, он, ценой повышенного внимания к своей ранее незаметной персоне, обрёл благосостояние и смог, наконец, построить собственный дом.
 В 1954 г. создал в Дарджилинге, при поддержке индийского правительства, Гималайский институт альпинизма (ГИА), бессменным директором которого он являлся вплоть до своего выхода на пенсию в 1976 г. Институт занимался разработкой методик и техники восхождений, подготовкой индийских альпинистов-профессионалов (в том числе и для армии). Для грамотной организации учебного процесса Тенцинг стажировался в Швейцарии.