+38 (067) 185-30-76

Черри-Гаррард, Эпсли

Э́псли Че́рри-Га́ррард (2 января 1886 г., Бедфорд – 18 мая 1959 г. Пикадилли) — британский полярный путешественник, участник экспедиции Р. Скотта в Антарктику в 1910—1913 годах. Более всего известен своими мемуарами «Самое ужасное путешествие» (англ. The Worst Journey in the World, 1922), в которых содержится комплексное описание событий экспедиции глазами их очевидца.

Родился в семье генерал-майора Эпсли Черри, занимавшего в 1901 г. пост en:High Sheriff of Hertfordshire. Окончил колледж в Винчестере и престижный Колледж церкви Христовой (Оксфордский университет), где прослушал курс классической и новейшей истории. Двойную фамилию — Черри-Гаррард получил от отца, которому перешли обширные поместья под Уитхемпстедом (Хертфордшир). В 1907 г. через своего дядю — известного издателя Р. Смита, Черри-Гаррард на охоте в Шотландии познакомился с Робертом Скоттом и Эдвардом Уилсоном, обсуждавшими планы антарктической экспедиции. В 1909 г. он обратился к Уилсону с просьбой о зачислении в научный штат экспедиции, но получил отказ. Тогда в апреле 1910 г. он перечислил в фонд экспедиции 1000 фунтов стерлингов, и был включён в состав береговой партии.

Черри-Гаррард, которого участники экспедиции звали просто «Вишенка» (англ. Cherry) в свои 24 года был самым младшим членом экспедиции, и единственным, кто не имел специальности, хотя по штату считался помощником биолога и начальника научного отряда — Э. Уилсона. Во время плавания в Антарктиду и во время зимовки Черри-Гаррард исполнял любую возлагаемую на него работу, неплохо научился управляться с ездовыми собаками. Скотт достаточно часто упоминает его в своих дневниках, оценивая его музыкальные способности и лёгкость характера.

27 июня — 1 августа 1911 г. в разгар антарктической зимы Уилсон, Бауэрс и Черри-Гаррард совершили 60-мильный (97 км) поход на мыс Крозье для сбора яиц императорских пингвинов и испытания полярного снаряжения и рациона. Инициатором экспедиции был Уилсон: он хотел изучить особенности зимнего высиживания потомства пингвинами. Это был первый в истории полярных исследований зимний исследовательский поход в обстановке полярной ночи.

Поход оказался чрезвычайно тяжёлым: чтобы преодолеть 97 км в почти полной темноте и на экстремальном холоде, потребовалось 19 дней. 5 июля температура упала до −60 °C (−77 °F). Зачастую не удавалось пройти больше одной мили в сутки. Из-за постоянного обледенения установка палатки требовала нескольких часов, чрезвычайно трудно было открывать мешки для провианта, керосин представлял собой некое подобие студня. Прибыв на мыс Крозье, экспедиционеры построили иглу из каменных глыб, сверху изолированных снегом, с брезентовой крышей, коньком для которой послужили сани. Им удалось подобраться к колонии пингвинов, в результате Уилсон добыл три яйца. Вскоре ураганом было разрушено иглу, и Уилсон принял решение о возвращении. На обратном пути во время 11-балльного шторма 22 июля ветром была унесена палатка, и трое людей провели около полутора суток в спальных мешках под открытым небом. Палатку удалось отыскать более чем в миле от места катастрофы: по счастью, во время урагана температура поднялась до −18 °C. Яйца пингвинов удалось сохранить, и они были впоследствии доставлены в Музей естественной истории в Южном Кенсингтоне. Иглу, построенное членами команды, было найдено в 1958 г. В. Фуксом во время первой трансантарктической экспедиции

Когда начался поход на Южный Полюс, Черри-Гаррард состоял в одном из вспомогательных отрядов, на собачьих упряжках (вместе с русским каюром Дмитрием Гирёвым) доставляя Скотту провиант и топливо. 22 декабря 1911 г. Черри-Гаррард вернулся на базу. В 1912 г. именно ему вместе с Гирёвым было поручено узнать о судьбе полюсного отряда Скотта: они отправились в путь 26 февраля 1912 г., причём Гирёв не успел даже отдохнуть после эвакуации командира барка «Терра Нова» лейтенанта Эванса. Целую неделю они ждали Скотта у «Склада одной тонны», не зная, что полярники умирают всего в 72 милях от них. Крайнее физическое истощение Гирёва и Черри-Гаррарда, заставило их вернуться, причём англичанину пришлось стать проводником русского каюра, страдавшего снежной слепотой.

Черри-Гаррард остался и на вторую зимовку и участвовал в ноябрьском походе доктора Аткинсона, в ходе которого были обнаружены останки Скотта, Бауэрса и Уилсона.

После возвращения из экспедиции, Черри-Гаррард страдал от клинической депрессии (от которой так и не смог оправиться до конца жизни), а также тяжёлого расстройства пищеварительного аппарата.

Антарктический комитет в 1913 г. поручил Черри-Гаррарду написание общего отчёта об экспедиции, однако он так и не был написан, поскольку началась Первая мировая война. Черри-Гаррард был призван на военную службу, служил в броневойсках, действовавших во Фландрии. Домой он вернулся инвалидом, и долгое время был не в состоянии оправиться. Не оправившись окончательно, в 1922 г. он написал свои мемуары об экспедиции Скотта. Литературная деятельность сблизила его с Бернардом Шоу, с которыми они были соседями, а также Томасом Лоуренсом, известным как «Лоуренс Аравийский». Также Черри-Гаррард написал предисловие к воспоминаниям фотографа и оператора экспедиции — Герберта Понтинга и помогал выпускать первый том воспоминаний Лоуренса Аравийского. В 1937 г. он выпустил собственные воспоминания о Лоуренсе. Дружил он и с альпинистом Дж. Л. Мэллори, погибшим при попытке покорения Эвереста.

Вторая Мировая война обострила депрессию Черри-Гаррарда, но ему удалось излечиться благодаря собиранию библиотеки и произведений искусства.